Новости, обсуждения, события и жизнь Сочи

Независимое городское информационно-аналитическое издание

Реклама: 8 988 150-26-25, 8 918 402-18-62
Археологический парадокс: смотреть можно, копать - не

Сочи вполне мог превратиться в музей под открытым небом, если бы всем памятникам археологии уделялось должное внимание. Однако даже официально подтверждённый факт, что поселение на берегу Черного моря появилось более 2 000 лет назад, интересует разве что людей с историческим образованием.

А еще археологи и краеведы сетуют, что новое законодательство невольно вставляет палки в колеса научным изысканиям.

– Мы, по сути, занимаемся «бесконтактной археологией», когда смотреть можно, копать нельзя, - разводит руками Андрей Кизилов, археолог-краевед, доцент кафедры гуманитарных наук и сервиса Международного инновационного университета г. Сочи, старший научный сотрудник СНИЦ РАН – Поэтому приходится в прямом смысле слова ходить за строителями, которые роют траншеи, и смотреть, а нет ли там в земле чего-то ценного. Так мы и обнаружили несколько лет назад крепостные стены в центре Сочи, которые подтвердили, что город существовал здесь и 2000 лет назад.

Какими находками богата сочинская земля, какой урон наносят «черные копатели» и почему на курорте нет ни одного сочинского… легального археолога? Об этом накануне Дня археолога мы и поговорили с Андреем Кизиловым.

arh 2

Профессор с лопатой

– Андрей Сергеевич, Вы шутя говорите о том, что занимаетесь «бесконтактной археологией». Как так получилось, что современные археологи практически не имеют постоянный «доступ к телу» – к самим раскопкам?

– В археологии сложилась забавная ситуация, которую и до конца объяснить трудно. Археологом, но только «черным археологом» ты можешь стать, если ты пошел в горы и тебя так назвали, поскольку копаешь без разрешения. Чтобы стать легальным, нужен открытый лист, специальная бумага, которая подтверждает твои легальные изыскания. А если ты ни тот, ни другой, то выпадаешь из обоймы. Также нужны деньги на организацию экспедиции, а это командировочные, оплата землекопов – не будет же профессор с лопатой стоять. Один из способов в мировой практике – оплата раскопок частным лицом. А именно, перспективным застройщиком, который получает специальное разрешение и оплачивает экспедицию. В Сочи же нет ни одного сочинского официального археолога, в основном на конкретные работы приезжают специалисты из Краснодарского края и других регионов.

Проблему породило современное законодательство. Раньше археологами назывались те, кто занимается исследованиями. Сейчас это лишь те люди, у кого есть разрешающие документы. Получить открытый лист с каждым годом все сложнее. В советское время в Сочи местные краеведы брали школьников, отправлялись в экспедиции, и никто им и слова против не говорил. Потому что тогда бульдозерами сносились византийские храмы и церкви. Раньше как было: копай - не хочу, но ценность таких раскопок увы сведена к минимуму. Ходят слухи, что во время строительства ГКЦ «Фестивальный» в 70-80-х годах столько всего находили, но… нашли и закопали обратно. Кому черепки нужны?

А ведь не менее важная работа археолога это фаза, которая предшествует самим раскопкам – археологическая разведка и выявление древних памятников. Вот это-то и есть «ахиллесова пята» в новом законодательстве. Я и не претендую сам лично на самостоятельные раскопки, но выявить и поставить на государственный учёт памятник древности это первое и самое важное дело – защитить его от бульдозера и уничтожения при застройке. И вот тут-то и получается, что средств на такие разведки не предполагается, а выполняли это раньше энтузиасты. Я поставил на учёт и охрану государства остатки древней крепостной стены в центре Сочи, но после вступления в силу нового закона многие объекты «зависли». Так, например, средневековые развалины в селе Абазинка. Мною была составлена учетная карточка, кадастровый ситуационный план этого объекта. И что же теперь? А теперь по закону мне официально отказывают в постановке, поскольку у меня нет на данный момент открытого листа. И, тем не менее, факт наличия древней башни неоднократно был изложен на международных археологических конференциях и признан учёным сообществом. И получается порочный круг – когда археологам с разрешением нет до этого дела или средств, а тем, кто делает работу бесплатно, запрещено это законом!

– Но ведь закон создавался с благородным посылом, чтобы охранить памятники археологии. Почему все вышло по принципу «получилось как всегда?».

– В законе, который призван охранять наследие от дилетантов и «черных копателей», есть пробел, препятствующий развитию науки. Все упирается в бесконечные согласования. Это то же самое, если в больницу привезли тяжело больного, но его не лечат, а подписывают бумаги, ищут спонсора, чтобы оплатить гонорар доктору. Подъем сочинской археологии был накануне Олимпиады, когда выделили средства на археологические работы. Да, много находок, чего только стоит храм X века с подземными кельями в селе Веселое. Но дальше-то что? Как его использовать? Это как, например, принесли на кухню свежих общипанных курочек, но приготовить их некому! И все это медленно приводит к тому, что наука будет потихоньку умирать. Никому не выгодно этим заниматься. В горах Сочи есть масса древностей, но ими увы занимаются только «черные копатели», которых периодически ловят соответствующие службы. Какой археолог туда поедет? Никакой, потому что на организацию экспедиции нужны деньги, а их нет. Вы не поверите, но их даже в Абхазии нашли! Я как раз оттуда на днях вернулся.

arh 3Плита самого западного дольмена на Кавказе теперь в музее города Анапа.

– То есть Абхазия, чья экономика трещит по швам, находит средства на сохранение истории?

– Сложно поверить, но это так. В Абхазии я вместе с сотрудниками Института археологии Москвы РАН и абхазскими археологами занимался исследованием трех объектов – это средневековые храмы, которые находятся в разрушенном состоянии и нигде ранее зафиксированы не были. Их нужно было расчистить от деревьев, сделать фотометрию, чтобы наглядно увидеть остатки храмов, взять датирующий материал. Все делается за счет средств Москвы и Абхазии. Потому что Абхазии нужна своя древняя история, это национальная политика. Бедная страна, пострадавшая от войны, восстановила крепость Анакопия в Новом Афоне. И туристы толпами едут! Потому что, если хочешь что-то взять, нужно вначале что-то положить. Вот они и вложились и не прогадали.

Археология – это межкультурные связи, что, по большому счету, тоже является политикой. Например, сочинская крепость была построена в первом веке нашей эры римлянами. Если правильно подавать эту информацию иностранным туристам, то они не на Красную Поляну будут ездить, а остатки крепости смотреть. Своя рубашка им ближе к телу. Интереснее то, что имеет отношение к твоей культуре. Вопросы межкультурных коммуникаций важны, они приводят к развитию города.

arh 4Выявленные остатки древнего торгового поселения на прибрежной полосе горы Бытха.

Подземный город

– Расскажите про древний город, который стоял на месте Сочи 2000 лет назад и который случайно обнаружили при раскопке траншеи несколько лет назад.

– Да, действительно, наш древний Сочи выплыл из забвения в тот момент, когда в историческом центре рыли траншею. Строители копают, а ты потом приходишь, смотришь, а там древняя стена. Я взял фрагмент извести и отправил на анализ в НИИ археологии в Москву. После пришел официальный ответ с датирующими данными – состав раствора древний и не имеет аналогов в современности.

Потом в центре Сочи во время рытья траншеи были найдены кирпичи римского стандарта, античная керамика того времени - первый век нашей эры. Если амфоры могли быть и привезенными, то кирпичи никто не возил на продажу, это строительный артефакт. Чтобы доказать, что на этом месте раньше существовал город, у нас ушло 5 лет! Проделана огромная работа археологами-краеведами Константином Глазовым и Михаилом Кудиным, подняты архивы. Например, на старой карте форта Александрии картограф запечатлел деталь старой крепостной стены. И она совпала с обнаруженным элементом на раскопках. Составлен приблизительный контур крепости. Вы спросите, так если там был город, почему о нем никто не знал раньше? Знали, более того, он описан в античной литературе! Тот же Гай Плиний Секунд Старший, который погиб, спасая людей из гибнущих Помпей, упоминал этот город. Только назывался он Гераклей. Вдумайтесь: он писал про Сочи еще тогда, когда стояли Помпеи! В древних источниках также указывается, что город Гераклей находится на расстоянии 100 миль от Диоскуриады. Между ними находится Питиунт (Пицунда). Диоскуриада – это нынешний Сухим, и между Сухумом и Сочи как раз 100 римских миль или 148 км. Координаты сходятся. Также о городе на месте Сочи писал и Клавдий Птолемей, но называл его Ампасалида.

– Археологические памятники можно монетизировать, сделать музей под открытым небом, организовать маршрут… Почему на этот моменте все буксует?

– Это не только проблема Сочи, но и всей страны, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга, где существует хоть какая-то грантовая поддержка. Какая выгода в археологии для города? Приведу пример Сочи. Тот же Олимпийский парк не может вечно привлекать туристов. Когда-нибудь он потеряет свою привлекательность, выдохнется, как открытая бутылка шампанского. Со временем это будет не «столица прошлой зимней Олимпиады», а одна из бывших олимпийских столиц. Нужны новые рычаги для развития курорта. Большинство паломнических мест в мире было раскопано как раз археологами. То есть это было ровное место или холм, но потом провели раскопки, сделали реконструкцию, и от туристов отбоя нет! К толпам туристов прибавляется вся инфраструктура, есть работа у таксистов, экскурсоводов, продавцов сувениров, кассиров в билетных кассах… Все вложения окупаются многократно. Уберите из Каира пирамиды, кто туда поедет? Никто. Пустыня, жарко, пыльно. И таких примеров много. Среди российских городов Сочи - единственный, где есть десятки византийских храмов разной степени сохранности. Где-то фундамент, а где-то и своды уцелели, например, в поселке Ахштырь. Но туристов нет. У нас храмы VI-ХII века стоят в шаговой доступности, а туристов нет! Хотя те же турфирмы заинтересованы в открытии новых маршрутов. Миллионные вложения здесь не нужны, потребности проводить коммуникации нет. И денег нужно гораздо меньше, чем на строительство небоскребов. Но по странному стечению обстоятельств, когда Сочи превращали в курортную зону, его рассматривали как «пляжно-шашлычную» зону. Какое-либо историческое наследие было игнорировано еще в сталинские времена.

arh 5Вот так была найдена плита самого западного дольмена на Кавказе в районе Анапы.

Что ищут черные копатели?

– Большинство найденных археологических памятников находится под охраной государства. А в чем она заключается?

– По факту в том, что на этом месте запрещено строительство. А так люди ходят, балончиками могут стены разрисовывать. Нам откровенно говорят, что во время Олимпиады на археологические изыскания и так выделено много денег, поэтому какой-либо поддержки на уровне государства в ближайшие десятилетия можно и не ждать. Но что делать с тем, что найдено? Вот стоит храм Х века в селе Веселое. Огородили его забором, пленочкой укрыли. Но ведь он стоит и разрушается. Раньше его консервировала земля, а теперь он страдает от дождя, климатических условий. Тут уж надо определяться – если храм никому не нужен, нужно аккуратно засыпать его землей, в археологии это называется рекультивацией. А тут откопали и бросили, не могут определиться, а кто его должен приводить в порядок? Хотя есть даже проект реконструкции, чтобы купол над ним возвести, дорожки сделать к храму, стенды поставить. Все есть, кроме денег. Археологи не могут этим заниматься, их задача – найти объект для дальнейшего использования. Но фаза использования, как я уже говорил, провисает.

– Чем еще примечателен Сочи, с точки зрения археологического наследия?

– Дольмены. Они сосредоточены по всему побережью, есть даже в маленьких селах и вполне при правильной раскрутке могут стать местными достопримечательностями. И туда поедут туристы. В Сочи есть археологическое наследие всех эпох: пещеры (Каменный век), ранняя «бронза» (дольмены, которые старше Египетских пирамид!), византийское (храмы), позднее Средневековье… Археологическое наследие вполне может войти в экономический сектор и приносить доход.

Конечно, есть и что исследовать. Например, провести раскопки в историческом центре, где сохранились остатки древнего города. Но здесь нужен спонсор и официальное разрешение.

– Сил у энтузиастов на все это не хватает. Молодые кадры в археологии есть? Люди еще идут в профессию?

– Тяжело с кадрами. Многие получают археологическое образование, но работу найти не могут. В регионах спрос невелик. Некоторые идут в так называемые «коммерческие археологи», потому что романтика заканчивается быстро, а деньги зарабатывать нужно. Это когда перед фазой строительства археологи занимаются разведкой, осмотром местности, как, например, сейчас в Керченском проливе. В экспедициях на Тамани часто требуются волонтеры, которым предоставляют жилье и питание, но копают они бесплатно. Этакая романтика за миску супа и место в палатке.

Что касается молодых кадров, то проблема здесь не только в археологии, но и всей науки. Потому что старший научный сотрудник РАН, кандидат наук получает меньше, чем официант в ресторане.

arh 6Экспедиция ИИМК РАН Санкт-Петербург в гроте Ахцу под руководством С.А. Кулакова. (на фото справа)

– Вы сказали, что, с точки зрения археологии, интересна Красная Поляна, но там орудуют «черные копатели». Что они там ищут?

– Копатели делятся на тех, кто охотится за золотом, и тех, кто получает просто драйв от самого процесса. Последние не расхищают могилы и курганы, а довольствуются «потерящками», например, наконечниками стрел. И те, и другие наносят вред археологическим памятникам, уничтожают археологическую карту. Потому что все находки нужно фиксировать, а они же этого не делают. Нашли и распихали по карманам.

Красная Поляна – интересное историческое место. Например, там есть уникальная группа дольменов. Были разговоры о том, чтобы сдать участок в аренду и создать музей под открытым небом. Интересна и Ачипсинская крепость над Эсто-Садком. Но она просто ограждена, чтобы ее не разобрали по кусочкам, потому что «черные копатели» есть. Вот такой вот Гордиев узел, разрубить который пока никто не в силах.

Официально

  • Вводится в эксплуатацию +

    Управление социальной защиты населения в Хостинском внутригородском районе города-курорта Сочи информирует, что в настоящее время Министерством труда и социального развития Краснодарского края вводится в эксплуатацию ГКУ СО КК "Белореченский комплексный центр реабилитации инвалидов", находящийся по адресу: Краснодарский край, г. Белореченск, ул. Толстого, 51д. Подробнее
  • Как уберечь свой дом от пожара в осенне-зимний период +

    В связи с установившимися пониженными ночными и дневными температурами воздуха жители города начали обогревать свои дома, в том числе при помощи электронагревательных приборов, природного газа и печей. Подробнее
  • Деньги или льготы +

    Отделения Пенсионного фонда РФ по Краснодарскому краю информирует. Более 358 тысяч федеральных льготников Кубани предпочли деньги натуральным льготам. Подробнее
  • 1

Последние комментарии