Нам 15 лет

Новости, обсуждения, события и жизнь Сочи

Реклама: +7 918 402 18 62, +7 988 150 26 16

В редакцию пришло письмо от Любови Леоновой:

В этом году  12 апреля исполняется 50 лет со дня гибели  Николая Шмакова на подводной лодке К-8. В Лазаревском районе жила мать погибшего офицера-подводника Николая. Этофото с могилы его матери Шмаковой Веры Дмитриевны. Почтить ее память приезжал друг Николая, капитан 1 ранга Гришин Василий Николаевич.

Историю Героев Советского Союза можно узнать здесь:

https://www.youtube.com/watch?v=RKx1RlfOhi0&feature=youtu.be

https://youtu.be/KHzn4q2eEQI

https://youtu.be/rO8HJigTWQk

«К-8» была красавицей, гордостью флота! Она входила в состав 17-й дивизии Северного флота. Её задачей было патрулирование водных просторов в Атлантике и Средиземном море и охрана северных границ страны. Февральской ночью 1970 года АПЛ «К-8» покинула родную базу. Она направлялась на боевую службу в Средиземное море. В поход ушли 125 человек. Из них 28 офицеров, 31 сверхсрочник, 66 матросов и старшин. 

8 апреля на лодке начался пожар. 5 дней моряки-подводники героически боролись с огнем. Подводная лодка затонула. Ценой 52 жизней атомный реактор мощностью четырех Чернобылей был заглушен, а Европа спасена от ядерного заражения.

Подводная лодка К-8 затонула в Бискайском заливе 12 апреля 1970 года. Она унесла жизни 52 человек, среди которых старший лейтенант  Николай Шмаков. Эта первая крупнейшая катастрофа в истории отечественного атомного флота четверть века была окружена строжайшей тайной. А потому и сегодня остаётся ещё много белых пятен в том, что связано с этой трагедией.

На боевое дежурство в Средиземном море субмарина под командованием капитана 2-го ранга Всеволода Бессонова вышла с базы Гремиха Мурманской области 17 февраля 1970 года. Все поставленные задачи экипаж в составе 125 человек выполнил, и в начале апреля АПЛ легла на обратный курс.

Но в это время в Северной Атлантике разворачивались самые масштабные за всю историю советского ВМФ учения «Океан 70», в которых участвовали силы всех флотов СССР.

Начало операции планировалось на 14 апреля, а окончание – к 100-летию со дня рождения Ленина, 22 апреля 1970 года. «Восьмёрке» в этих учениях отводилась задача обозначить подвод­ные силы «противника», прорывающегося к берегам Советского Союза. Перед новым заданием с надводного корабля лодку загрузили всеми необходимыми средствами жизнеобеспечения, продуктами, водой. Некоторые из членов экипажа, воспользовавшись оказией, отправили домой письма, планируя предстоящий отпуск.

Авария началась 8 апреля в 22:30. При всплытии с глубины 160 метров для сеанса радиосвязи на глубине 40 метров в рубке гидроакустиков, расположенной в центральном посту (третий отсек), возник пожар. В течение минуты по сигналу аварийной тревоги на центральный пост прибыло всё командование лодки. Одновременно поступил доклад о пожаре в седьмом отсеке, где горела регенерация (кислородные патроны), которую практически нельзя потушить. Пожар стал распространяться по воздуховодам. Командир Бессонов дал приказ всплывать. Все надеялись, что с пожаром удастся справиться. Но огонь распространялся стремительно. Подводники горящего седьмого отсека получили приказ перейти в жилой восьмой отсек. Аварийная защита одного атомного реактора сработала автоматически, второй пришлось глушить вручную. Для этого четыре офицера боевой смены главной энергетической установки, зная, что обратного пути не будет, наглухо задраили за собой дверь в седьмом отсеке. Умирая, они успели заглушить ядерный реактор и предотвратили возможный тепловой удар. Бывшие в других отсеках моряки слышали по внутрикорабельной связи их последние слова: «Нечем дышать. Кончается кислород. Прощайте, ребята, не поминайте нас лихом...»

А вот наладить внешнюю связь никак не получалось. Радиостанция вышла из строя. Когда лодка всплыла, были отдраены рубочный и носовой люки. Люди стали выходить на палубу.

Но из кормового восьмого отсека выйти не удавалось. Люк заклинило. Здесь собрались 19 человек, а дыхательных аппаратов на всех не хватало. Когда через несколько часов удалось открыть люк сверху, в живых остались только четверо. Погибших положили в кормовую надстройку рубки. Там они и остались навсегда.

В восьмом отсеке располагался и корабельный лазарет, где на момент аварии находился старшина 1-й статьи Юрий Ильченко. За два дня до трагедии корабельный врач капитан Арсений Соловей провёл ему полостную операцию по удалению аппендикса. Верный клятве Гиппократа, врач надел свой дыхательный аппарат на старшину и тем спас его ценой собственной жизни. Всего в первые сутки аварии погибли 30 подводников.

А положение терпящих бедствие всё ухудшалось. На центральном посту включилась сирена – сработала аварийная защита реакторов и турбин. Лодка осталась без хода и без электроэнергии. К-8 медленно раскачивалась на волнах Атлантического океана вдали от торговых путей. Экипажу оставалось только ждать, что их заметит кто-то из проходящих судов. В третьем часу дня 9 апреля на горизонте появился канадский сухогруз. С субмарины подали сигнал бедствия – пять красных ракет, на которые канадский транспорт «Глоу Де Ор» среагировал. Среагировал, однако на выручку не пришёл. Описав вокруг лодки дугу, судно удалилось. Почему так поступил «канадец», и сегодня не понятно. Даже в период «холодной войны» морское братство не отменяло ни НАТО, ни Варшавский договор.

Прошли ещё одни томительные сутки. Как часто бывает перед штормом, стало невероятно тихо. Менялось направление ветра, и Атлантика будто вздыбилась. Погода портилась. Начинался шторм, вошедший в историю под именем «Флора».

Утром 10 апреля на горизонте показалось другое судно. Снова дали сигнальный залп. К терпящим бедствие подводникам подошёл болгарский теплоход «Авиор», капитаном которого был Рем Германович Смирнов из Мурманского морского пароходства. Как обрадовались советские моряки, когда с борта сухогруза услышали: «Держитесь, братушки!» Шторм бушевал уже вовсю. Спущенную на воду шлюпку бросало из стороны в сторону. Тем не менее болгарские моряки смогли доставить пострадавшим хлеб, воду, сигареты. И забрали 43 члена экипажа «восьмёрки». Эвакуироваться могли все оставшиеся в живых, однако капитан Бессонов принял решение не покидать лодку. 

Стоит заметить, что всё это время над ней летали самолёты-разведчики НАТО. Они бросали буи и фотографировали терпящую бедствие субмарину, которая постепенно теряла остойчивость. Если бы экипаж К-8 полностью перешёл на «Авиор», то АПЛ стала бы трофеем для наших противников.

Рем Смирнов – гражданин Советского Союза, капитан болгарского сухогруза рисковал не только судном и его экипажем, находясь в штормовом районе, но и своей судьбой. Однако он безо всяких раздумий вышел на связь с болгарским пароходством и передал сигнал беды «открытым текстом». По сложной цепочке радионитей (Болгарское морское пароходство в Варне – ВМС Болгарии – оперативный дежурный ЧФ в Севастополе – главный штаб ВМФ в Москве), да и то не сразу, было доложено о ситуации. В Москве сообщению болгарских коллег о трагедии в Бискае поверили не сразу. Рем Германович не любил вспоминать о тех днях апреля 1970-го. Лишь однажды всё-таки рассказал внуку, как не поверили его докладу в Севастополе и Москве, как по пять раз просили на связь представителя командования К-8 и расспрашивали о составе семьи командира, точном адресе замполита, об имени жены старпома. Компетентные органы всё хотели убедиться, а не провокация ли это на фоне 100-летия великого вождя. Так было потеряно пять часов. Но советский капитан выполнил главный долг моряка – не бросил оказавшихся в беде. 

Когда же наконец главком осознал происходящее, к месту аварии направили срочным порядком сразу несколько судов. Командиру же Бессонову из Главного штаба ВМФ СССР пришёл приказ: «Главное – спасти лодку!»

В ночь с 10 на 11 апреля в район аварии прибыли три судна Морского флота СССР, но из-за большого волнения и снежных зарядов завести буксировочные концы не удавалось.

Промучившись до самого вечера 11 апреля, решили переждать до утра. Находиться на лодке уже можно было только в ограждении рубки, поэтому часть личного экипажа переправили на судно «Касимов». На борту К-8 биться за живучесть лодки, удержать ее на плаву до прихода буксиров,  остались во главе с командиром Бессоновым 22 человека, самые опытные и нужные по специальности.  Все добровольцы. 

Наступила ночь. Подошедшие суда держались недалеко от лодки, наблюдая за ней локационными станциями.

В 6 часов 13 минут 12 апреля вахтенный теплохода «Касимов» заметил взвившуюся в воздух красную ракету. Вскоре отметка АПЛ «К-8» на экране радиолокатора исчезла. А ещё через минуту корпус «Касимова» вздрогнул от двух мощных гидравлических ударов. Суда бросились к месту гибели атомохода. «Харитон Лаптев» спустил вельбот. Прожектора выхватывали в круговерти волн то спасательный круг, то обломки пробки. Слышны были крики погибавших в волнах: «Люди, спасите!..»

 Обнаружили на плаву штурмана, старшего лейтенанта Шмакова. Боцман с «Харитона Лаптева» сумел зацепить его кошкой за китель. Однако китель разорвался, и штурман пошёл ко дну. С баркаса матросы увидели в волнах командира лодки. Бессонов не подавал признаков жизни. Его удалось зацепить багром, схватить за руку. Но мощная волна тут же отбросила баркас. В руке спасающего осталась только книжка со списком оставшихся на корабле членов экипажа, которую Бессонов, уже будучи мёртвым, всё ещё сжимал в руке. 

Поиски людей продолжались несколько суток, но были тщетны. А «гидрограф» Северного флота «Харитон Лаптев», корабль, выполнявший в море задачи в интересах разведки, пробыл там целый месяц, замеряя уровень радиа­ции воды и воздуха. Радиация была в норме и остаётся такой до сих пор. Значит, экипаж К-8 выполнил свой воинский долг до конца.

Это была первая потеря оте­чественного атомного флота. О трагедии молчали. На историю был наложен гриф «секретно». Страна отмечала День космонавтики и готовилась к юбилею В.И. Ленина. Только в мае стали оповещать семьи погибших подводников К-8. 

Родным о случившемся сообщили более чем лаконично: «Ваш муж (сын), выполняя боевую задачу, погиб и захоронен в море». В политическом донесении в адрес московского начальства говорилось: «Весть о гибели мужей и отцов в семьях воспринята с пониманием. Горечь утраты переносится мужественно. Неправильных настроений, высказываний среди жителей посёлка нет...» Вдовам помогли с жильём, выдали 50-рублёвые пенсии. 

Памятник «Погибшим в океане» был открыт в Гремихе в 1974 году. На нём не было обозначения АПЛ «К-8», только список погибших, поэтому он вошел в историю как «Секретный монумент».

Командиру подводной лодки К-8 капитану 2-го ранга Всеволоду Борисовичу Бессонову было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза. Погибших подводников наградили орденами Красной Звезды. Оставшиеся в живых были удостоены государственных наград. Капитана корабля «Авиор» Рема Смирнова наградили… биноклем. А 18 февраля 1971 года приказом главнокомандующего ВМФ СССР атомная подводная лодка К-8 была выведена из состава сил флота. Экипаж, точнее оставшаяся его часть, был расформирован и отправлен служить в другие части на других флотах – подальше от Гремихи. На этом всё и закончилось. О    К-8, подвиге её экипажа знал только узкий круг людей. 

К 50-летию подвига советских подводников готовились различные мероприятия. 10 лет назад впервые было сказано о том, что память о героях-подводниках надо увековечить. Этим вопросом начала заниматься ОО ветеранов-подводников 7-й дивизии СФ и поисковая группа «Морская вахта памяти» Государственного университета морского и речного флота им. адмирала С.О. Макарова. В дальнейшем был создан Совет родственников АПЛ «К-8». Поисковикам удалось собрать сведения о многих героях, погибших вместе с субмариной.

Комментарии для сайта Cackle

Опрос

Что первое вы сделаете при полном снятии ограничений
73%
9%
18%

Требуется журналист

Срочно требуется журналист

Официально

  • О ежегодной денежной выплате многодетным семьям и ежемесячной денежной выплате при рождении третьего или последующих детей до достижения ребенком возраста трех лет +

    По краевым законам многодетным семьям, имеющим троих и более детей в возрасте до 18 лет, предоставляется ежегодная денежная выплата, а семьям, имеющим детей в возрасте до 18 лет, при рождении третьего или последующего ребенка – ежемесячная денежная выплата до достижения ребенком возраста трех лет. При достижении детьми возраста 18 лет и обучении их в общеобразовательных организациях и государственных образовательных         организациях по очной форме обучения на бюджетной основе для продления предоставления ежегодной денежной выплаты и ежемесячной денежной  выплаты при рождении третьего  ребенка или последующих детей до достижения ребенком возраста трех лет необходимо своевременно предоставлять в  управление социальной защиты населения справку об их учебе, содержащую сведения о периоде окончания обучения. При этом справка общеобразовательной организации и государственной    образовательной организации об обучении по очной Подробнее
  • В редакцию «Народной газеты Сочи» требуется журналист +

    В редакцию «Народной газеты Сочи» требуется журналист. Обращаться по телефону: 8-918-402-18-62. Подробнее
  • Семьи получат выплату 5 тысяч рублей на детей до трех лет +

    УПФР в городе-курорте Сочи информирует. В соответствии с указом Президента РФ № 249 от 7 апреля 2020 года российским семьям, имеющим или имевшим право на материнский капитал, с апреля по июнь устанавливается дополнительная ежемесячная выплата в размере 5 тысяч рублей, которая будет предоставлена на каждого ребенка в возрасте до трех лет. Выплата положена всем семьям, получившим право на материнский капитал до 1 июля 2020 года, в том числе, если средства по сертификату уже полностью израсходованы. Дополнительная финансовая поддержка семей в связи с острой эпидемиологической обстановкой предоставляется из федерального бюджета, не уменьшает размер материнского капитала и не учитывается в доходах семьи при определении права на другие меры социальной помощи. Подать заявление можно в любое удобное время до 1 октября 2020 года. Для Подробнее
  • 1

Последние комментарии

Статистика сайта народной газеты

Посетители
65
Материалы
8863
Количество просмотров материалов
10907787